Терапевтический аспект йоги Айенгара : «Ваша работа — наставить ученика на путь йоги»

0
16

Стефани Квирк наблюдает за работой семьи Айенгара и работает с ними в институте Йоги R.I.M.Y.I. с 1994 года, ассистируя на всех занятиях, включая терапевтические и женские классы. В течение последних нескольких лет она ведёт развёрнутые обучающие семинары по терапевтической практике, состоящие из шести частей, на которых делится своими знаниями и опытом с преподавателями Йоги Айенгара по всему миру.

Не терпится перечислить здесь все чудесные вещи, на которые способна терапевтическая йога, поговорить о том, что она может лечить, успокаивать и облегчать состояния, — и я знаю, это многим интересно. Терапевтическую йогу часто рассматривают и воспринимают только в связи с физическими недугами. Но я подумала, что смогу провести этот разговор более интересным образом и подчеркнуть, что терапевтический аспект йоги Айенгара действительно полезен всем нам – как преподавателям, так и ученикам или пациентам.

Терапевтические классы часто считают занятиями для людей, которые не могут или которым нельзя посещать общие занятия. Такие люди приходят с различными заболеваниями, осложнениями и ограничениями, и им рекомендованы терапевтические занятия вместо обычных. Терапевтические классы считают не «настоящей йогой», а тем, с чем люди могут справиться. Но на самом деле люди, посещающие терапевтические классы, вступают на путь йоги именно так, как нам всем следовало бы.

С самого начала практика этих людей выполняет основное предназначение йоги (см. Йога-сутры I.2, 3, 4, 5 и II.1). Для них крайне важно, чтобы йога уменьшала страдания и предотвращала перекосы в сознании. (Под сознанием я подразумеваю проявления сознания в целом: способность к действию, чувства восприятия, элементы и танматры(тонкие тела), ум, интеллект, «я» и чувствительность к внутреннему движению.) На терапевтическом занятии все это обязательно происходит посредством реализации на практике таких понятий как сдержанность, уточнение, расширение, сбалансированность, «выстраивание в единую линию» и интеграция. Все эти качества присутствуют в Садхане (практике), с которой знакомят пациента. Как и всем практикующим, совершив первые шаги на пути йоги, ему или ей предстоит ещё совершить длительное путешествие, но этим людям повезло, поскольку их наставили именно на этот путь.

Второй человек, вовлеченный в этот процесс, — преподаватель йоги. Обучая преподавателей, я пришла к пониманию чрезвычайно важной роли, которую играет терапевтический аспект йоги Айенгара. Я тренирую их не для того, чтобы они стали инструкторами, хотя умелая и эффективная работа инструктора очень полезна, но обучаю их направлять учеников и пациентов на путь, чтобы пробудить их интерес к их внутреннему содержанию: дыханию, частям тела, органам, энергии и разуму. Пробудить их через «критически» истинный подход к асанам йоги и пранаяме. Все должно работать, или результат сразу оказывает влияние на уже ослабленного пациента, человека с нарушениями.

Через упайа-каушалам — умелые средства освободительной техники — в терапевтической ситуации ученик и учитель вместе все ближе и ближе подходят к истинному предмету йоги, каждый из них учится, они получают обоюдную пользу. Из за потребности пациента искусно исправить внутренние нарушения и, благодаря умелому руководству учителя, оба подходят к истинной практике.

Этот совместный опыт — прекрасный результат терапевтического подхода в йоге Айенгара. Во время любого терапевтического занятия люди должны работать вместе. Это усердный труд; часто необходимы помощники. Это совместная деятельность. Чтобы учиться, я призываю учителей вместе практиковать то, что мы проходим на моих семинарах. Часто учителя позже сообщают, насколько это ценно; они обнаруживают, что каждый из них вспоминает разные аспекты работы. Совместное повторение пройденного дает им более широкое понимание того, что испытывает «пациент / студент». Это объединяет на почве обучения и выходит за рамки обычной модели преподавания йоги.

Большинство учителей учатся у другого учителя, затем сами начинают преподавать. Слишком часто на западе новый учитель уходит от своего учителя, чтобы начать карьеру преподавателя, лишая себя богатств ученичества. Здесь, изучая терапевтические аспекты, учителя возвращаются снова, чтобы учиться. Они учатся друг с другом и обмениваются информацией, наблюдениями и опытом. Этот взаимообмен происходит по той причине, что учитель не ведет обучение терапевтической работе изолированно стоя за кафедрой. Все должны работать вместе. Невозможно «изолированно» преподавать или изучать терапию, даже на очень высоком уровне. Вместо этого неустанно идет процесс передачи знаний другим, как мы видим на примере нашего Гуру.

Ученик и учитель вместе все ближе и ближе подходят к истинному предмету йоги, каждый учится, они обоюдно полезны друг другу.

Ричард Джонас: Не могли бы вы больше рассказать о своем комментарии, что «Терапевтическая йога — это настоящая Йога Айенгара».

Стефани Квирк: Часто терапевтическая йога приходит в облике альтернативной терапии здоровья, наряду с медицинской моделью. Она известна тем, что может излечивать болезни и недомогания. Учитель может ошибочно скрываться за ролью врача-консультанта. Такая позиция заставляет учителей искать только перечни вспомогательных  материалов и последовательности поз. Это похоже на желание получить рецепт, чтобы вылечить болезнь. Но учителю это не подходит. Учителя не врачи; Они являются практиками йоги. Мне часто приходится напоминать им, что на протяжении всех своих долгих лет обучения они учились практиковать йогу.

Терапевтическая йога не является отдельной специализацией. Нет разделения на йогу и терапевтическую практику. Терапевтическая йога не является отдельным клиническим методом — такой подход на самом деле почти враждебен для учителя. Многие пытаются вписать терапевтическую практику в такую модель, но на самом деле именно йогический подход более всего соответствует йоге. Я пытаюсь сподвигнуть учителей на то, чтобы они смотрели на свою практику йоги и двигались туда, куда направляет их внутренняя йога.

Для начала, учителя должны остановиться и подумать о том, что означает Сутра II.16, heyam duhkham anagatham  (будущие страдания можно и должно предотвратить)– что это за послание и что оно гласит! Эта Сутра подразумевает радикальное изменение всех своих действий и поведения, как во время практики, так и вне ее. Если страдания можно или должно предотвратить, что должно измениться из того, что происходит сейчас? Честно говоря, истинное принятие именно этой простой и очевидно доступной йога-сутры требует мужества, веры, решительности и открытого, позитивного подхода, готовности адаптироваться, учиться и воспринимать. Все должно измениться, и это очень верно для пациента, который страдает.

И потом у нас есть Абхьяса (практика)и Вайрагья (отстранённость). Никакой альтернативный метод заботы о здоровье этого не имеет. Ваша работа как преподавателя йоги заключается не в том, чтобы быть чьим-то врачом, медсестрой или психиатром. Ваша задача — наставить пациента / ученика на путь йоги. Они должны стать последователями и практиками, если они, в конце концов, хотят искоренить все следы того, что их беспокоит (доша). Абхьяса (практика) и Вайрагья (отстранённость) составляют суть всего, что нужно предпринять человеку. Они являются неделимым основанием, на котором стоит йога, и тем, что действительно отличает йогический путь от всех остальных альтернативных методов лечения.

Терапевтическая йога  не является отдельной специализацией. Не существует разделения на йогу и терапевтическую практику.

Ещё один аспект, который определяет Йогу Айенгара как терапевтическую практику, — это «техника и точность, или техника, применяемая с точностью». Наряду с техникой, подходящей для состояния пациента, мы должны найти точность в асане, которая специфична для этого состояния. Нахождение этой точности также означает нахождение того, чего не хватает в асане. Мы должны проследить то, что очевидно, заметно и выполняемо, наряду с тем, что скрыто и не задействовано. Мы должны замечать, где есть живость, где вялость. Мы должны знать асану и, наблюдая за тем, как её демонстрирует пациент, определять: она является выстроенной или разваливается? Как она влияет на все оболочки (коши) в целом и как именно она воздействует на нарушение? Это трудно понять, но можно достигнуть с помощью методов, которые мы все изучили, совершенствуясь в точности и тонкости.

Когда мы достигаем этого, мы занимаемся такой «йогой Айенгара», которую Гуруджи (Учитель) старался донести до нас, одновременно многомерной и всеобъемлющей. Эта «целостность» не только скелетно-мышечная и физиологическая, но и йогическая. Благодаря этому переживанию ученик находит свой собственный опыт и свою связь с ощущением хорошего состояния здоровья и самочувствия.

РДж: Как повышенная сложность обучения йоге Айенгара готовит учителей к терапии?

СК: Кажется, что у нас в йоге Айенгара, длительный процесс обучения. Многие другие системы выдают сертификаты после прохождения курса выходного дня, у нас же долгие годы обучения, а усваивание и интеграция предшествуют тому, как наши способность наблюдать и обучать становятся зрелыми. Никакое накопление информации, никакая искусность в вытягивании конечностей туда или сюда в продвинутых позах, не могут обеспечить эту зрелость. Нужно всегда оставаться учеником. Сам Гуруджи часто говорит, что он всего лишь ученик (хотя и не начинающий). Недавно он сделал заявление, очень подходящее к этой теме: «Я отслеживаю ошибки, поэтому для меня то, что я делаю, не важно, важно то, чего я не делаю».

Его одно простое высказывание подытоживает весь подход, необходимый для продвижения в искусстве собственной практики наряду с искусством помогать другим. Такой подход в йоге Айенгара — выявление недочетов, приведение асаны и пранаямы в состояние изысканного совершенства — очень длительный процесс. Благодаря тщательному вниманию и корректировке мы культивируем в себе способность к дальнейшему совершенствованию.

Выявляя недостатки в практике, учитель все глубже и глубже погружается в технику исполнения асан и пранаямы. Человек использует эти техники в своей собственной практике ради знания, которое в них заложено. Постепенно эти техники используются с возрастающей точностью, поскольку они раскрывают представление о том, что скрывает или вуалирует истину или представление о себе. Это происходит с самого начала, хотя и в усеченном виде. Таким образом, начинающие студенты и преподаватели, могут обучаться терапевтической практике в течение многих лет.

«Выравнивание»(Alignement) — распространённый термин, часто применяемый к йоге Айенгара извне. Однако он может оказаться поверхностным; может означать только внешние параметры и расположение. Возможно, лучшим ориентиром является «выстраивание в единую линию» (in-line-ment); Учитель должен посмотреть, все ли оболочки или уровни «я» находятся в одной линии. Равномерно ли осознанность размещена во всей позе? Повсеместно ли ощущение кожи, облегающей тело, или есть какие-то нетронутые этим ощущением части, неохваченные места? И тогда процесс выравнивания превращается в выстраивание в единую линию. И дальше с более высокой точностью учитель может оценить: точно ли поза выстроена, равномерно ли? Она дуальна или нет? Есть ли какие-то незатронутые места, следы? Теперь исследование учителя должно двигаться от непропорционального к пропорциональному, от расхождения к согласованности, чтобы свести на нет поединок неустойчивости в комплексе тело-дыхание-ум.

Вот техники, которым мы обучаемся: регулирование или распределение, контакт или осязание, отслеживание, расширение, удлинение и растяжение. Это техники стабилизации, заземления (или «укоренения») и лидерства. Они облегчают и утяжеляют. Балансируют и организовывают. Насыщают воздухом, вентилируют и увлажняют. Перемещают и фиксируют — список можно продолжать. Слишком часто учителю знакома правильная внешняя структура асаны, но, если не изучать содержимое этой структуры, происходящее будет оставаться, в сущности, неизведанной территорией. Вот почему так много вопросов поступает к Айенгару о том, что делать в терапевтических ситуациях.

Я заметила, что успех терапевтического подхода зависит от собственного видения пациента. Независимо от того, в каком состоянии находится пациент, на каком-то этапе он должен подхватить и ухватиться за процесс йоги и сделать его своим, (carpe diem) наслаждаться им в каждый момент. Это жизненно важный шаг. Ученик должен иметь представление о более широком пути, которому он следует. Учителю нужно помочь ученику развить стремление следовать этому пути и за пределами его нынешнего болезненного состояния.

Также и учитель должен развивать свое собственное вдохновение, свою связь с предназначением йоги. В противном случае он не сможет выполнить следующий необходимый шаг. Как только мы определим наше истинное «я», за пределами эго, подпитанного нашим имуществом и потребностями, сохраним ли мы ясность сознания и чистоту сердца для того, чтобы по-настоящему действовать, веря в то, что действительно возможно heyam duhkham anagatham предотвратить будущие страдания?

В своем многомерном и всеобъемлющем подходе по-настоящему проявляются действительно выдающиеся качества йоги Айенгара.
Лучшим ориентиром является «выстраивание в единую линию». Учитель должен внимательно отслеживать все ли оболочки или уровни «я» выстроены в единую линию.

РДж: Можете ли вы поделиться своим опытом терапевтических занятий в Институте Йоги Айенгара R.I.M.Y.I.?

СК: Я не могу воспроизвести для учителей то, чему я научилась за все эти годы восхождения наверх. Я не могу передать им опыт ежедневного ассистирования на терапевтических классах. Учителя не понимают, что все, что им нужно для преподавания на терапевтических классах, — это на самом деле то, что они изучали с самого начала. Они практикуют асаны в течение многих лет. Похоже, преподаватели часто ждут, что им покажут что-то, чего они не знают. Мне удивительно, что приходится учить их асанам, которые они постоянно практиковали, но на самом деле до сих пор не углублялись в них, чтобы найти их внутренние качества и свойства.

Мне трудно описать то яркое эмоциональное воздействие и нравственную силу, которые Айенгары вкладывают в терапевтические занятия. Иногда людей это расстраивает. Айенгары славятся своей свирепостью и страстью. Я стала больше ценить их силу и эмоциональное присутствие, которое они привносят в занятие. Конечно, их многолетний опыт и знания несравненны, но их личный контакт дает им нечто более глубокое, чем любая врачебная экспертиза. Их вовлеченность нивелирует разрыв между ними и учеником, которому они пытаются помочь.

РДж: Что бы вы посоветовали преподавателям в связи с терапевтической работой?

СК: В ваших руках мощный ресурс: вам нужно изучать и учиться друг у друга. Учителя должны встречаться в сообществе ради изучения и практики того, что даётся на семинарах, ради того, чтобы сначала самим понять это через своё тело.
Гитаджи сказала в Портленде, что нам всем нужен как минимум год, для того, чтобы переварить то, чему она нас там учила. Не бойтесь, не беспокойтесь о том, что другие методы не требуют того времени, которое нам требуется для обучения. К сожалению, это свидетельствует о том, как мир воспринимает йогу — как хобби, как занятие второго плана. Они не доверяют ей. Такое же отношение складывается и ко многим другим дисциплинам, чьи корни уходят в восточные духовные традиции. Сегодняшний материалистический мир не доверяет творческому йогическому подходу к здоровью.
РДж: Как насчет предостережений и рекомендаций?

СК: Да, я предостерегаю — не столько о том, что делать или о том, чего нельзя делать при каком-то определённом заболевании,  не о противопоказаниях, как в аннотации к фармакологическому средству, — но скорее предостерегаю учителей от ошибок. Ошибка, причиняющая вред — это трагедия для учителя. Такие ошибки нарушают целостность.

При работе непосредственно над асаной пациента учитель должен думать о том, насколько пациент способен или не способен воспринимать или выдерживать пребывание в позе. Нет смысла вести пациента в позу, которая слишком сильна, слишком сложна для его восприятия. Tак же верно и обратное. Существует распространенное недоразумение, что терапевтические занятия — это процесс про «расслабление» или про восстанавливающие позы. Могут существовать проблемы, связанные с усталостью, с нарушением кровообращения или психической нестабильностью, которые нужно разблокировать в начале сеанса, но если позволить системе кровообращения, нервной и психической системам пациента погрузиться в заторможенное состояние, это может спровоцировать больше проблем.

Чтобы помочь учителям избежать травматизации учащихся, я даю учителям очень простые рекомендации. Для начала задавать и часто повторять вопрос: «Как вы себя сейчас чувствуете?» Учителя должны наблюдать за цветом кожного покрова пациента и его дыханием; Они должны быть особенно внимательны к шее и животу, отслеживая признаки дисбаланса и стресса. Они должны прикасаться и смотреть, нет ли какой-либо внутренней дрожи. Слишком часто учитель способен очень умело подбирать и использовать опоры, но при этом может не замечать, какие изменения достигаются благодаря им. При настройке «слушайте» своими руками, чтобы считывать сопротивление или принятие движения.

Сегодня доступно так много информации; Сравните это с теми временами, когда информации едва хватало. Теперь вы должны подойти к процессу обучения иначе. Будьте готовы создавать свой собственный процесс обучения, совершать ошибки и учиться заново. Обучение должно включать неудачи, потому что неудачи образовывают. Вы должны «заниматься этим», играть, спрашивать. Чтобы входить в реальное пространство и искать свою манеру, свое видение. Вот почему у меня так много занятий, где учителя работают вместе и друг с другом, чтобы дать им шанс настроить своё восприятие, набить руку в этой теме. Они не просто смотрят, как я работаю с кем-то, и делают заметки. Они сами это делают. Существует много хороших книг (опять вся эта информация!), Но учителя все равно спрашивают, что им делать. Они должны «набить руку». Они должны развивать своё искусство, сострадание и мудрость (каушалам, каруна и праджня kausalamkaruna, and prajna). Будет и техника и информация, но что более важно, должно быть охотное и усердное погружение в предмет. Только тогда эти качества разовьются.

Оригинал:https://iynaus.org/yoga-samachar/springsummer-2011/therapeutics-iyengar-yoga-your-job-put-student-path-yoga

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here